Сказка о Чыныбеке и волшебнике. Часть - 1



Сказка о Чыныбеке и волшебнике. Часть - 1

Это было в давние-давние времена, когда люди де­лились на богатых и бед­ных и верили в добрых и злых волшебников, способ­ных творить разные чудеса. Жили в одном киргиз­ском аиле, раскинувшемся высоко в горах, два соседа —Минбай и Джузбай. Минбай был богачом: тысяча овец насчитывалась в его отаре. А Джузбай беднее: у него было всего лишь сто овец. И только од­но радовало Джузбая — его сын Чыныбек.

С Чыныбеком и приключилась эта необыкновенная история. А началась она на летнем пастбище — джай- лоо, куда ранним утром Чыныбек пригнал пасти своих овец. Взошёл он на пригорок и видит: овцы богача Минбая уже пасутся, а сам чабан, сын Минбая, безза­ботно спит, пригретый тёплым солнышком. В это время к отаре Минбая подкрались волки — и давай резать овец: с них только шерсть клочьями полетела.

Чыныбек, размахивая палкой, бросился к отаре.

— Эй, джигит,— крикнул он сыну Минбая,— вста­вай, беда — волки напали на отару, овец режут!

Байский сын вскочил на ноги и неожиданно силь­но ударил Чыныбека по щеке.

— Ты зачем меня разбудил? — зло закричал он. —< Подумаешь, волки! Ты мне такой чудесный сон не дал досмотреть!

— Ах ты, засоня,— опешил Чыныбек, не ожидав­ший такого приёма. — Я тебе хотел помочь, а ты ме­ня — бить?!

Он огрел байского сына палкой, и они начали ту­зить друг друга. Волки уже унесли подальше в горы зарезанщлх овец, а драка продолжалась. Наконец, оба устали.

Чыныбек и говорит:

— Померились силой — хватит. А теперь лучше расскажи: действительно ты видел такой необыкно­венный сон, что тебя и будить не следовало?

— Пересказать тебе мой волшебный сон и слов та­ких не найдётся,— охая и хватаясь за бока, просто­нал байский сын. — Но так, и быть — слушай, расска­жу. Мне снилось ослепительное солнце, оно плыло вы­соко над головой. А потом из-под моих ног встала пол­ная луна — и день сменился ночью, светлой и быстро­скачущей, как сказочный конь тулпар. На небе замер­цали яркие звёзды. И вдруг они стали падать мне на грудь и сияли, как большие алмазы и драгоценные камни...

— Зачем тебе такой сон? Хочешь — продай его мне,— предложил Чыныбек,— а взамен возьми у ме­ня столько овец, сколько в твоей отаре зарезали волки.

Посчитали, сколько овец унесли волки. Их оказа­лось ровно столько, сколько пае Чыныбек,— сто. На том сделка и состоялась: Чыныбек передал овец бай­скому сыну, а сам пошёл в аил под впечатлением ус­лышанного сна.

Уже темнело, когда он пришёл домой.

— А овцы где? — спросил отец, видя, что тот воз­вратился один, без отары.

Пришлось Чыныбеку рассказать отцу про то, как он купил волшебный сон за сто овец.

— Да где это видано, чтобы сны покупали! — рас­сердился отец. — А ты подумал своей головой, как мы теперь жить будем?! Иди на джайлоо и не возвра­щайся без овец домой!

И Джузбай прогнал сына со двора, браня его за глупость.

Делать нечего. Пошёл Чыныбек, куда ноги вели, куда глаза смотрели. Шёл он по горным тропам, уще­льям и перевалам, мимо одиноких скал и редких кус­тарников. Уже и счёт дням потерял, от холода и го­лода совсем обессилел. Присел он на камень передох­нуть и вдруг видит — ворон летит.

— Не оставь в беде, помоги бедному путнику,— обратился Чыныбек к ворону.

Тот сделал круг над Чыныбеком и прошипел:

— А-а-а! Вот ты и сам попал в беду. А помнишь, как прогнал меня прочь, когда задавал зерно скоту, а я был голоден? Камнем в меня запустил — вот и погибай теперь с голоду сам!

Ворон улетел, а Чыныбек пошёл дальше, горько сожалея о том, что когда-то так бессердечно поступил с голодной птицей.

Вдруг из-под ног Чыныбека вспорхнула стая гор­ных голубей.

— Помогите мне, голуби,— обратился к вольным птицам Чыныбек. — Пропадаю с голоду, замёрз...

—Так тебе и надо,— сказали голуби. — Ты, навер­но, забыл, как мальчишкой поймал в силки наших родителей и сгубил их, а нас оставил без пищи и кро­ва. Испытай теперь жестокость на себе.

И голуби улетели. Чыныбек вспомнил все свои мальчишеские проделки и горько вздохнул, жалея, что так нехорошо поступал в жизни. Вконец уставший и обессиленный, свалился Чыныбек на траву под кус­том арчи и уснул беспокойным сном. Не помнит он, во сне это было или наяву, только под утро подскакал к нему на светло-сером жеребце лихой всадник.

Какая-то неведомая сила подхватила Чыныбека, и он очутился на коне. Ветер запел в ушах, полы чапа- на раздул — так быстро скакали они по дороге куда- то вдаль. Киргизы говорят: «Путь далёкий, даже очень, сказка делает короче».

Прискакали они к высокому холму, на котором стояла белая, украшенная по-праздничному юрта. Всадник соскочил с коня — и тут Чыныбек увидел, что это девушка. И вот что она рассказала ему.

В эту ночь на том месте, где спал Чыныбек, Айсулу (так звали девушку) должна была встретиться со своим женихом Омуралы — сыном волшебника Сейита, но встретила Чыныбека.

— Значит, судьба моя такая,— сказала Айсулу.

Прошло время, и Чыныбек и Айсулу сыграли свадь­бу. Молодая жена стала для Чыныбека хорошим дру­гом. Говорят, конь в узде узнаётся, друг в беде поз­наётся. Так случилось и с молодой семьёй. Как только Омуралы узнал, что Айсулу вышла замуж за другого, он решил уничтожить Чыныбека, но добиться, чтобы Айсулу стала его женой. Вместе с лихими джигитами он отправился в путь. Узнала об этом Айсулу, расска­зала всё Чыныбеку.

— Не печалься,— сказала она, увидев, как приза­думался муж. — Одному тебе не справиться, но я те­бе помогу.

Айсулу была дочерью волшебника Гульчакы и ус­пела от него научиться многим секретам древнего таинства. Она превратила Чыныбека в большую белую юрту. В юрте над очагом повесили казан, сделанный из сорока железных полосок-ушей, способных услы­шать разговор Омуралы и его джигитов. Айсулу раз­вела огонь и положила в казан мясо вариться.

Скачут джигиты Омуралы, вдруг видят: на высо­ком холме большая белая юрта стоит, дымок над нею вьётся, запах варёного мяса так и бьёт в нос.

— Передохнём немного, сделаем привал,— сказа­ли джигиты своему предводителю. Но тот заподозрил что-то неладное при виде белой юрты.

— А ну-ка похлещите юрту камчами! — приказал Омуралы. — Не иначе это Чыныбек превратился в юрту.

— Разве может человек превратиться в юрту? — возразили ему джигиты. — Такого мы ещё не видели.

Предвкушая сытый обед и похваляясь, что они пой­мают Чыныбека, джигиты ухватились за казан. Ка­зан услышал всё это и неожиданно в их руках раско­лолся на две половинки. Кипящий бульон ошпарил всех, кто был в юрте. Так Чьгаыбек и Айсулу избави­лись от притязаний Омуралы.

Весть об этом дошла до отца Омуралы — Сейпта, и он решил сам погубить Чыныбека. Узнала об этом Айсулу, рассказала обо всём мужу и превратила его в белого верблюжонка. По дороге старый Сейит увидел верблюжонка и сразу понял, в чём дело. Велел он до­черям своим вести верблюда к озеру, из которого ни­кто никогда воды не пил: такое оно было горькое и солёное.

Загнали они верблюда в воду и не успели глазом хлоргнуть, как его не стало: Чыныбек превратился в слиток свинца и упал на дно озера. Сейит начал то­ропливо пить воду из озера. Всё озеро выпил и только протянул руки к увиденному им слитку свинца, как Чыныбек превратился в паука и скрылся на макушке дерева. Сейит мигом обернулся трясогузкой и бросил­ся за пауком. Увидел это Чыныбек, превратился в коб­чика, молнией налетел на трясогузку — от неё только перья посыпались.

И на этот раз Чыныбек с помощью Айсулу вышел победителем в борьбе со злым волшебником. Но глав­ное испытание было ещё впереди.

КЫРГЫЗСКИЕ СКАЗКИ


Оставить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent