Семетей. Первые встречи с врагами. Часть - 2




После смерти Мурадыла оставшиеся китайцы не могли сопротивляться и бежали. Все многочисленное войско врага было безжалостно перебито. Семетей, Бакай, Кульчоро и Канчоро пустили в свои табуны захваченных лошадей, а сами продолжали путь по направлению к своим аилам.

Попавшая в Семетея пуля Конурбая засела у него в кости. Сражаясь с Мурадылом, сгоряча он не почувствовал боли в ране. Когда же битва кончилась и батыры проехали некоторое расстояние, изо рта Семетея стали выходить сгустки черной крови, и он начал терять сознание. Бакай давал ему различные лечебные снадобья, но они не приносили никакой пользы.

Семетею было очень тяжело, что он получил рану не в бою, а по своей оплошности.

- Если бы я, сражаясь один на один с Конурбаем, даже умер, я был бы этим доволен, если же я умру сейчас - это значить, что я зря загубил свою молодость.

Он сильно грустил и горевал об этом, но не говорил ни слова своим товарищам. Болезнь Семетея все усиливалась, и Бакай, призвав Кульчоро, сказал ему:

- Мы отвезем его в потаенное место и будем ждать, а ты выбери шесть самых лучших коней и, не останавливаясь нигде ни днем, ни ночью, поезжай в аил Семетея за Айчурек. Только она одна, перешагнув через Семетея, может вывести пулю, засевшую в его теле. Если же и у нее ничего не выйдет, тогда делать нечего - значить судьба нам потерять своего тигра. Смотри, не рассказывай ничего о тяжелом ранении сивогривого ни Каныкей, ни Чийырды. Если ты им сообщишь об этом, сердце их разорвется от горя.

Кульчоро, следуя приказу Бакая, без сна и отдыха, меняя лошадей, прибыл в Талас. Увидев Кульчоро, Айчурек изменилась в лице.

- Несчастный мальчик, скажи, с какой вестью ты прибыл сюда? Вид у тебя такой печальный.

Кульчоро, отозвав Айчурек в сторону и оставшись с ней наедине, рассказал ей все, как было с начала и до конца.

- С самого начала я твердила ему: - "Не ходи ты в этот поход один", - стала причитать она. - Бейджин ведь не шуточная земля, а китайцы - серьезные враги. Я говорила ему: "Если хочешь воевать с Конурбаем и отомстить ему за смерть отца, возьми с собой войско, от которого бы сотрясалась земля, захвати достаточно снаряжения, проверь подготовку и только тогда выступай в поход". За эти слова он стал бранить меня, говоря: - "Глупая ты женщина, у тебя волос долог, да ум короток, зачем ты ввязываешься в мужские дела?" Он не только сказал мне это, но с размаха ударил меня по спине, так что чуть не убил. Я знала, что с вами случится эта беда, когда вы еще не выезжали.

Кульчоро сказал ей:

- От того, что ты, сидя здесь, будешь горевать, никакой пользы не будет. Лучше немедленно выезжай со мной и постарайся вывести пулю, застрявшую в теле Семетея.

Расспросив о месте пребывания Семетея, Айчурек, мгновенно обернувшись лебедью, полетела туда.

Кульчоро же отправился повидаться с Каныкей и Чийырды, но о случившемся ничего им не сказал. Каныкей передала ему еще много боевых припасов и питания. Навьючив все это на коней, он пустился в обратный путь.

Здоровье Семетея между тем все ухудшалось. На Бакая напал страх, у него была только одна дума: во что бы то ни стало спасти жизнь Семетея. Изо рта Семетея все сильнее выходили сгусти черной крови, и он то и дело впадал в беспамятство. Чтобы не произошло заражение раны, Бакай погрузил его в воду, привязав, чтобы его не унесло течением.

В это время вдруг с запада послышались какие-то странные звуки. Когда Бакай оглянулся, то увидел, что высоко над ними в небе парит белая лебедь. Вглядевшись, он узнал в ней Айчурек. Она опустилась на землю, приняла человеческий облик, и, низко поклонившись Бакаю, стала расспрашивать его о положении Семетея. Бакай рассказал ей о своих опасениях. Айчурек подошла к привязанному в воде Семетею и, быстро перешагнув через больного, тем самым вывела пулю из раны (83). Как только вышла пуля, Семетей вздохнул свободно и стал чувствовать себя лучше.

В это время, с полученными от Каныкей боевыми припасами, подъехал Кульчоро. Они стали поить Семетея переданными Каныкей лекарствами, рана его начала быстро заживать, и скоро то место, где она была, стало таким же, как раньше.

Когда Семетей вылечился от раны, он позвал Бакая и сказал:

- Бакай-аба, вот я и излечился от раны. Теперь я снова пойду, чтобы сразиться с Конурбаем. Будь моим знаменосцем!

Бакай ответил:

- Сын мой, храни в мешке (прим. "не забывай") слова старика. Месть за сивогривого - дело хорошее и справедливое. Знамя твое держать и быть во главе похода я обещаю, только помни: с Конурбаем справиться нелегко, вчетвером мы ничего не сделаем. Послушай меня, давай лучше сейчас возвратимся в свои аилы. Там соберем весь народ, снарядим большое войско, заготовим достаточно боевых припасов и в будущем году пойдем воевать с Конурбаем. Согласись со сказанным мною, мой лев, прошу тебя!

Кульчоро, придя в раздражение от этих слов Бакая, сказал:

- Ты беспричинно боишься, аба! Неужели под старость жизнь стала тебе так сладка? Разве ты не знаешь, что если кому суждено умереть, он умрет и сидя дома. Если вы не пойдете, так пойду я один и буду уничтожать китайцев и мстить за сивогривых.

Семетею понравилась эта речь, он в душе похвалил Кульчоро и решил идти в поход против Китая. Канчоро не осмелился отказаться и, против воли, исполненный страха, все же отправился вместе с ними.

Когда трое батыров приняли такое решение, Бакай, устыдившись того, что вернется в Талас один, тоже решил ехать с ними. Они отправили Айчурек обратно в свой аил, а сами вчетвером снова двинулись в путь на Бейджин, чтобы воевать с Конурбаем.

Пусть они едут своей дорогой, а мы теперь послушаем про Конурбая.

Собрав всех своих подданных, Конурбай обратился к ним с такими словами:

- Как вам всем известно, во время Великого похода мы убили киргизских батыров - Алмамбета, Чубака, Сыргака и многих других, а Манас, получив сильное ранение, вернулся в свою страну и вскоре умер от этих ран. Мы причинили киргизскому народу очень много бед и страданий. От Манаса остался сын - Семетей, от Алмамбета - Кульчоро, от Чубака - Канчоро. Эти молодцы оказались еще храбрее своих отцов. Они решили мстить нам за смерть Манаса, Алмамбета, Чубака и других перебитых нами батыров.

Сразиться с Семетеем и Кульчоро один на один не хватит сил ни только у многочисленного, как коровья шерсть китайского народа, но и у всего мира. Если им удастся придти сюда, они уничтожат весь наш народ.

Конурбай рассказал собравшимся о том, как киргизские батыры истребили многочисленное войско Мурадыла, и отдал приказ, чтобы весь народ начал готовиться к войне. Он приказал обвести город стеной толщиной в сорок обхватов.

Собрав всех своих великанов и многочисленное войско, Конурбай с огромным запасом боевых припасов выступил против Семетея и пошел на Талас.

Однажды утром, Бакай, совершая омовение, заметил на востоке густое облако пыли. Увидев поднимающуюся пыль, он догадался, что это идут многочисленные полки Конурбая. Он поспешно позвал Кульчоро и сказал:
- Что я видел - ты тоже видишь, а что я знаю - знаешь ли ты? Вон там Конурбай идет с войском, под которым изгибается земля, Настало время, когда ты можешь принести пользу. Если ты хочешь показать свою храбрость, то теперь ты можешь это сделать.

Услышав эти слова Бакая, Кульчоро, радуясь, как будто он собирался на праздник, стал надевать свое вооружение и готовиться к бою. Не понравилось Семетею, что Кульчоро хочет идти в бой один. Но Кульчоро, вскочив на своего Суркоёна и получив благословение Бакая, пустился вскачь навстречу многочисленному войску Конурбая.

На единоборство с Кульчоро из воинов Конурбая вышел великан Токшугер, ростом равный холму, который ударом кулака мог свалить верблюда.

Как только они съехались, с первого же удара Кульчоро опрокинул Токшугера и отрубил ему голову. Вторым в единоборство с Кульчоро вступил великан Орок; Кульчоро и его сразу свалил с коня и отрубил ему голову. Когда были побеждены и обезглавлены оба великана, на которых Конурбай возлагал большие надежды, он в досаде приказал своим батырам:

- Окружите этого Кульчоро и поймайте его живым!

Китайские батыры тотчас исполнили приказ и окружили Кульчоро.

Семетей и Бакай издали наблюдали за всем этим. Когда они увидели, что Кульчоро грозит опасность, они, не стерпев, с боевым кличем в честь Манаса бросились на врагов. Семетей налетел, как вихрь. Конурбаю он показался ангелом смерти. От волнения у него сердце замерло, и кровь подкатилась к горлу.

- Пока я еще жив и здоров, надо спасаться бегством, а не то в конце концов они и меня убьют, - подумал он.
С таким решением он стал нахлестывать по ребрам своего коня Алгару и пустился гнать его в Бейджин. Боясь, чтобы его не догнали сзади, он колдовскими чарами напустил дождь.

Битва, несмотря на дождь, продолжалась несколько дней. Батыры перебили пришедших из Китая многочисленных воинов, как соколы стаю ворон. Из многочисленных китайских воинов мало кто спасся и убежал, почти все они погибли на месте.

А Конурбай, прибежав домой, так описывал Семетея:

Великанов и батыров видел много я,
Но таких, как Семетей, не встречал.
Ушная раковина у него величиной в щит,
Открытые глаза его равны по величине звезде Чолпон.
Кисть его руки сильна, сердце у него каменное.
С огромной мощью, неустрашимый,
Он широк в плечах.
Не только Китай, но и весь мир
Он может уничтожить.
Он не походить на других юношей:
На него не может смотреть человек.
Если взглянуть на него спереди,
По виду он подобен аджидару,
Если посмотреть на него сзади,
В нем скрыта сила шести тысяч батыров.
Могущество его неизмеримо:
Он не походит на других людей.
Около Семетея
Находятся на него похожие молодцы.
Если посмотреть на них,
Каждый из них, ростом с полгоры.
Встретившегося на пути они могут размозжить,
Всякого человека покрошить пикой.
На нас они идут войной.
Не знаю, оставят ли они кого-нибудь живым?
Готовьтесь к бою, мои батыры!
Вы - равные мне, не отступающие в схватке,
От красного пожара не возвращающиеся обратно,
Во многих местах произведшие шум,
Полосатое знамя и стяг поднявшие!
Может ли человек в такое время жить, не готовясь к бою?
Поэтому приготовьтесь и вы, мои батыры!
На этот раз будет большая битва,
Назовется она - Малый поход.
Нам нельзя потерять в ней своей чести и славы!

Семетей. Первые встречи с врагами. Часть - 1


Оставить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent